Странные... - Читаем-Смотрим

Странные…

Рассказ Олега Бондаренко

Facebook автора

-Странный ты кот.

Говорила ворона большому драчливому коту. Серый бандит сидел на скамейке, оглядывая двор взглядом хозяина. На дворе май, а ты драки устраиваешь. Ты не забыл, что март уже давно прошел?

-А что же, драки? Драки, дело житейское. Что же? Я не могу уже и подраться для своего удовольствия?!

-Удовольствия? Удивилась ворона. Какое же в этом удовольствие?

-Не понять тебе. Ответил ей серый кот. Птицы, они вообще, очень непонятливые. И посмотрел вокруг. Есть очень хочется. Заметил он.

Одна из птиц, а если точнее, то скворец с желтыми краями клювика, сидел над ними. На большой лиственнице. На самой верхушке. Самозабвенно пел. Для него была самая весна и время.

-Верещит противно как. Раздражённо заметил кот. Тут, солнце глаза слепит, люди туда -сюда ходят. Ветер противный и листья шумят. А он ещё и орёт.

-Всё тебе не угодишь. Возмутилась ворона. Всё тебе не так и не эдак. Странный ты, какой-то.

Кот опасливо смотрел на компанию малолетних мальчишек, суетившихся возле высокого дерева. По — настоящему, он опасался только людей. С остальными он мог справиться. И не напрасно, как выяснилось.

Один им мальчиков вытащил из кармана рогатку и прицелился в скворца.

Кот и ворона одновременно вскрикнули. Кот взвизгнул, а ворона каркнула. Но было поздно. Камень пролетел над листвой и ударил маленького скворца. Тот пискнул и свалился вниз. Компания мальчишек стала радостно подпрыгивать и кричать.

Ворона ругалась. Матом. И обещала всем оторвать, не скажу что, а кот…

Он подбежал к скворцу. Который неподвижно лежал на поляне, совсем недалеко. Ворона прекратила свои крики и подлетела поближе.

-Съешь его? Спросила она. Заглядывая в кошачьи глаза. Ты ведь, голодный. А коты едят птиц. Ты бы и меня съел если бы мог?

— Рот закрой, прошипел кот. А то сейчас точно сожру.

Он осторожно тронул лапой неподвижного скворца. Тот вдруг дёрнулся и застонал. Из правого крылышка стекла капля крови.

Крыло, мерзавцы повредили. Заметил кот.

Птица открыла глаза и увидев кота, попыталась отодвинуться. Её глаза были полны страха.

-Да не бойся ты. Не бойся.

Сказал серый кот. Не стану я тебя есть. Очень надо, каждую птицу есть. Вы летаете неизвестно где и на вас пыль садится. А мне грязное есть нельзя. Живот потом болеть будет.

Он осторожно взял зубами скворца, попискивавшего от страха и побежал. Не обращая внимания на ворону. А спешить надо было. Мальчишки явно заинтересовались судьбой, сбитой ими птицы. И судя по всему, собирались добить того если он окажется жив.

Ворона вспорхнула на лиственницу. Она смотрела на кота, спешащего со скворцом во рту к своему убежищу. В самом углу двора. Глубоко в кустах. Куда не могли добраться мальчишки.

-Я же говорю. Странный кот. Сказала ворона куда-то в сторону. Ну, ну. Посмотрим, что ты придумаешь.

Серый кот положил дрожавшего птица на свою лежанку. Вытоптанное место в самой гуще кустов. Скворец дёргался и пищал от страха и боли. Кот положил его, и подвинул поближе к нему черствый кусочек пиццы и мисочку с водой. Всё это приносила ему одна женщина.

Которой почему-то нравился этот драчливый серый кот. Женщина всегда была в больших растоптанных мужских ботинках и старой куртке, в которой давно не застёгивалась змейка. Она доставала из спортивной сумки всякую еду, воду и подсовывала ко входу в его убежище в кустах.

— Кушай, лапочка. Кушай.

Повторяла она всё время. А кот. Удивлялся. И чего это она? Ну, прямо как его мама из детства. Которую собаки загрызли. Один из жильцов натравил. Ради развлечения.

Кот тяжело вздыхал. И кушал. А вот теперь. Он лежал возле тяжело дышащего скворца с раненным крылом и прислушивался к тому. Как ругались снаружи мальчишки. Которые ругались потому что, не могли добраться до скворца и кота.

Птица открывала глаза и сразу закрывала. Ему страшно было смотреть на большого кота. Который как он думал, вот-вот съест его. Но кот не съел, а совсем напротив. Он стал носить скворцу кусочки хлеба и через пару дней. Птица поняла. Что он не собирается её есть, а значит.

Открыла глаза, перестала бояться и попила водички, а потом. Даже поклевала кусочки хлеба.

Скворец мог стоять, но крыло висело. Серый кот прижимал несчастное существо к себе правой лапой и убеждал его.

-Ты не переживай. Меня вот, тоже в прошлом году один жилец палкой ударил по лапе. Я думал, уже конец мне настал. Но ничего. Отлежался тут. И пришел помаленьку в себя. Зажило всё и я вот. Видишь?

И он показывал внимательно слушавшему его скворцу две передние лапы. Не знаю, что понимал из его объяснений скворец, но. Он прижимался к коту, спасшему его от смерти и начинал клювом, перебирать его шерсть. Кот переворачивался на правый бок и начинал мурлыкать. Ему было хорошо.

Он прислушивался к бешено стучавшему птичьему сердцу и ему казалось. Что это его мама гладит его по мягкому пузу. И он совсем маленький ещё. И всё будет хорошо.

Прошло время. Пару недель. И крыло скворца совсем зажило. Кот со страхом думал о том времени. Когда эта птица улетит и он опять останется один.

А ворона. Она всё это время дразнила его, как видела. И спрашивала. Не съел ли он своего питомца? Кот огрызался.

-Много ты понимаешь! Кричал он вороне. Вы, птицы, ничего не понимаете.

Но настал день. Когда надо было выбираться из убежища. И кот осторожно выпихнул скворца наружу и сам выбрался на улицу. Их уже ждала ворона.

Кот сел на бордюр детской площадки и рядом с ним. Слева, устроился скворец, а немного в отдалении. Сидела ворона и смотрела на них.

Скворец прижался к коту, а потом. Отодвинулся немного в сторону. Расправил крылышки и посмотрел на них. Правое крыло было совершенно здорово. И тогда.

Он запел. Да так красиво. Что все птицы вокруг вдруг замолчали и казалось. Даже ветерок прекратился и листва перестала шуметь, а скворец.

Пел и пел и песня его. Летела вверх. Прямо к самому Солнцу.

-Я вам сюрприз приготовила. Сказала ворона тихонько, куда — то в сторону. Она вспорхнула и отлетела в дальний угол двора. Где всегда было темно от нависших ветвей деревьев и тени от зданий.

-Ах ты, Господи. Сказала женщина. В больших мужских растоптанных ботинках. Старой куртке с давно не застёгивавшейся змейкой и спортивной сумкой.

Она смотрела на кота и скворца, сидевшего рядом и певшего для него.

— Ах ты, Господи. Повторила она. Я ведь сколько лет на свете живу. Но такое первый раз вижу. Чтобы скворец пел для кота. Странный кот и странный скворец.

Она осторожно подошла поближе, и скворец замолчал. Он настороженно посмотрел на женщину, но та.

Протянула руку вперёд и сказала.

-Садись, лапочка. Садись и тот.

Вдруг вспорхнул и сев на её руку побежал вверх и оказался на её левом плече. Откуда посмотрел на своего кошачьего друга и чирикнул.

-Да не волнуйся ты. Не волнуйся. Сказала женщина. Конечно, я возьму и его.

Она поставила на землю старую объемную спортивную сумку и обратилась к коту.

-Залезай уже. Что ты ждёшь? Не видишь? Твой пернатый друг нервничает и кот.

Подошел и потерся о её ноги, а потом. Забрался в сумку. Женщина повесила её на правое плечо и пошла по направлению к подъезду, а скворец.

Опять пел, сидя на её левом плече и песня его. Летела к самому Солнцу.

А там, где раньше на земле сидела ворона в самом углу двора. Куда никогда не попадают солнечные лучи. Точно на её месте. Стоял седой старичок. Опиравшийся на палочку.

-Вот я и говорю. Сказал старичок, куда то в сторону.

Говорю я. Странные. Они самые правильные и есть. Можно сказать, что на них вся надежда. Странная женщина, странный кот и странный скворец.

Старичок улыбнулся и пошел через двор. Постукивая палочкой по асфальту.

У него было ещё много дел.

Он оглянулся назад. Там галдела толпа мальчишек, развлекавшихся стрельбой из рогаток.

Он поднял свою палочку и погрозил им.

-Я вас запомнил. Всех запомнил. Сказал он. От судьбы никто не уйдёт. Никто.

После чего повернулся и исчез. Будто растаял в весеннем воздухе.

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

Наш канал на Яндекс Дзен

Поделитесь этой статьей с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.