В двух шагах от рая - Читаем-Смотрим

В двух шагах от рая

Рассказ Олега Бондаренко

Facebook автора

Рамон дэ Мадуро дэ Куэлья. Так его звали. Потомок старинного рода, получил в наследство не только звучное имя, но и  поместье в пригороде, среди огромного парка. А кроме того. Ещё и очень большую строительную фирму, насчитывающую сотни работников, несколько фабрик, заводов и разрешения на строительство. Короче говоря. Он был очень обеспеченным человеком. А поместье его так и называлось – “Райское место”, но. Райским, оно было только для него. Рамон был исключительным негодяем. Он получил в наследство не только деньги, дом и фирму. Но и спесь, пренебрежение к окружающим, уверенность в своей исключительности и грубость.

В его поместье прислуга менялась регулярно раз в месяц. Никто не мог больше вынести того, как Рамон разговаривал и кричал. Поэтому, вскоре в городе не осталось фирм, занимающихся обеспечением прислугой для домов состоятельных людей, которые не поругались бы с Рамоном. А Мерседес дэ Боро. Владелица самой большой фирмы по трудоустройству. Позвонила ему и несмотря на её аристократическое происхождение. Шипя в трубку и рыча от злости. После общения с последними сбежавшими из имения женщинами.

Сказала.

— Слушай, Рамон. Должна сказать тебе, что ты исключительный мерзавец. И я отказываюсь посылать к тебе людей, чтобы ты издевался над ними.

После чего положила трубку.

Так Рамон дэ Мадуро и остался в своём огромном поместье совершенно один. Просто, никто больше не хотел там находиться, а соседи. Люто ненавидевшие Ромона за то, что за все свои сорок лет, он ни разу не сказал никому из них ничего, кроме ругательств, высказанных с презрением. Они по вечерам и ночам. Ставили у выезда из ворот поместья баки с мусором. И Рамон регулярно сбивал их на своём роллс –ройсе. За что ему регулярно и выписывали штрафы. Которые он и платил. Срывая плохое настроение.

На своих работниках. Которых мог уволить за то, что. Решили спорить, были одеты не так, как следует, имели влажные ладони, опоздали на минуту или посмотрели в его сторону слишком вызывающе, попросили прибавки жалования…

Короче говоря, с работниками в его фирме тоже была напряженка. А в местные клубы богачей он был вхож. Только там с ним никто не общался и не разговаривал, впрочем. Как и в церкви. Рамон, как и его предки, да и почти все жители города был ревностным католиком. И регулярно ходил в один храм, куда ходили ещё его родители. Ну, так вот.

Когда Рамон входил в церковь и садился на скамейку. Все сидевшие на ней вставали и пересаживались на другие места. Либо предпочитали стоять в проходе. Единственное место, куда Рамон ездил. Была встреча управляющих и хозяев предприятий. Некий съезд. Где обсуждали общие проблемы. После всегда был отличный обед. Танцы с приглашенными красавицами. И ночь в самой дорогой гостинице, после чего. Утром, обычно на самых комфортабельных автобусах их везли на какое-нибудь известное место. Где уже были накрыты столы. Им можно было всё. Деньги своё дело делали.

И в этот раз. Их привезли на вершину одной горы, где был виден очень красивый закат. А место это было совсем рядом с поместьем “Райское место”. Чему Рамон был очень удивлён. И хотя экскурсовод, организатор, слуги и охрана. Неоднократно предупреждали его о том. Что отходить в сторону от площадки, где стояли столы, категорически запрещено и что это опасно…

Отошел.

Просто, Рамону дэ Мадуро дэ Куэлья, было абсолютно наплевать на всех. А уж, тем более на то, что ему говорили. Что могут говорить ему? Самому Рамону, какие-то там охранники и слуги? Да он в тысячу раз умнее их всех вместе взятых. И грубо ответив всем, кому только смог, Рамон пошел. А все кто должен был отвечать за его безопасность, сплюнули в его сторону и пожелали. Провалиться ко всем чертям. Что он и сделал.

Прямо в двадцати метрах от тропинки, с которой он сошел. Упал в ущелье. А ведь это была другая сторона горы. И начало огромного, бесконечного ущелья. Из которого и поднимался нагретый воздух, делая закат таким неповторимым.

Пришел в себя Рамон на следующий день. И ощупав себя и вспомнив, что произошло, выяснил что. У него сломана правая нога в лодыжке. К счастью, это был закрытый перелом, но. Это было единственное в чем ему повезло. Телефон здесь, естественно, не работал. Посадив батарейку и несколько раз теряя сознание от боли. Рамон выяснил. Что никто на помощь к нему не придёт. Ведь никто понятия не имеет, куда он пошел.

Недалеко от него протекал ручеёк. И Рамон, превозмогая боль в ноге, прополз несколько метров. Ему удалось утолить жажду, но. После этого, желудок напомнил ему, что последний раз он ел вчера в обед и Рамон. Стал кричать, зовя на помощь. Пока не охрип.

Через три дня он съел всю траву и листву, до которой мог только дотянуться. И перспектива голодной смерти приблизилась так близко. Что Рамон стал в мареве краткого сна видеть умерших родителей и родственников. Те приходили к нему и шептали на ухо, что давно ждут его. Ведь он никому. Ну, совершенно никому, не нужен на этой земле. Он никого не любит и его все ненавидят.

Рамон совершенно отчетливо слышал, как они говорили ему, что он просто должен умереть и всё. Они встретят его. Рамон в ужасе просыпался и кричал. Чтобы услышать хотя-бы свой голос и прийти в себя. Ночные птицы и животные в страхе разбегались. Ещё через два дня, Рамон так исхудал. Что передвинул пояс на самую первую дырочку, чтобы штаны не спадали. Он пытался отползать недалеко от ручья и кричать. Но всё это только заставляло его терять силы и вскоре. Рамон понял. Это, конец. Конец, который он сам себе уготовил. И все будут только довольны известием о его смерти. Наверное, даже праздник какой-нибудь устроят. Неофициальный. Ещё через день.

Рамон перестал думать об окружавших его людях и стал молиться. Он молился не о спасении. Это было бесполезно. Он молился о спасении своей души и просил прощения. У всех. Нет, не у Бога. Он просил прощения у всех, кого обидел, оскорбил или лишил дохода в своей жизни и они. Вставали перед его внутренним взором так явно. Так отчетливо. Он видел их лица и глаза. Полные непонимания, обиды, слёз и страха. И от этого.

Ему становилось больно. Будто с его души слетела какя-то бронь. Охранявшая его раньше. И вся его жизнь стала видна ему в неприкрытой своей мерзкой сущности. Нет.

Он не просил Бога спасти его. Он теперь очень ясно понимал, что просто не заслуживает этого. Он просил простить его отпустить грехи и принять его душу, на утро.

На утро он проснулся от боли в правой ноге и от ощущения. Что на него кто-то смотрит. Он открыл глаза и вскрикнул от испуга и неожиданности. Это был большой, старый некогда рыжий пёс. А теперь в его шерсти было больше белых волос, чем рыжих. Отвыкший говорить Рамон, выдавил из себя стон и нечленораздельные звуки. Пёс подошел. Обнюхал его, потом осмотрел ногу и куда-то ушел, а Рамон опять впал в беспамятство, но.

Вскоре проснулся. Потому что, на его лицо что-то упало. Открыв глаза, он увидел. Рыбу. Небольшую, но вполне себе, ничего. Рамон схватил её и отрывая куски зубами и руками съел. За несколько минут. Думать о том, что она была сырая ему в голову не пришло. Потом пёс подошел поближе. И Рамон, почему-то обливаясь слезами. Прижал к себе грязную старую шерсть и зарылся в неё лицом. Так он и уснул, всхлипывая и вздрагивая. Он молил пса не уходить и остаться с ним до самого конца. Который, как он думал, должен был вскоре наступить, но.

Пёс, судя по всему, был другого мнения, потом-что. Стал приносить. Рамону, рыбу, разные коренья, плоды и ягоды и Рамон. Через несколько дней почувствовал себя слегка окрепшим. Он нашел в кармане зажигалку и ползал теперь на четвереньках по каньону. Собирая сухие ветки. Он разжигал костёр. И они сидели с псом рядышком, а Рамон. Жарил. Ещё через несколько дней.

Пёс притащил добытую неизвестно откуда. Ровную длинную палку и ещё одну, покороче. Рамон давно уже не разговаривал с псом. Он понимал того по взгляду. А иногда, и просто по движению головы или. Чувствовал что-то такое. Не передашь. Как будто, он видел в голове пса ответ или вопрос, а поэтому. Рамон разговаривал один. Соглашаясь с псом или споря. Но эти палки.

Рамон сразу понял о чем речь. Он прилёг и снял с себя пиджак и рубашку. Разорвав их на лоскутки. Он из короткой палки соорудил подобие шины для правой ноги. А длинная должна была ему сослужить службу палки для ходьбы, но ещё три дня. Он не решался выйти в путь. Пёс приносил ему свой улов и Рамон набирался сил, а потом.

Они пошли. Рамон крича от боли и слабости и пёс. Который подталкивал человека своей большой седой головой. Так они и шли. Останавливаясь на привал, там где была вода и обедая тем, что удавалось поймать псу, неделя.

Ровно неделю. Занял этот путь полный боли, надежды, страха и марева, где. Рамон спорил с родителями. Он пытался объяснить им. Что ещё не всё потеряно для него, а они. Не верили ему.

Через неделю. Когда силы и надежда оставили его. Его увидели с вертолёта. Нет. Не поисковая партия. Рамона дэ Мадуро дэ Куэлья, давно уже перестали искать и ждали только необходимые пятьдесят дней, чтобы объявить погибшим. И да. Это ровным счетом никого не огорчило. Его заметили с экскурсионного вертолёта. И через несколько часов. Альпинисты спустившись на дно каньона, подняли Рамона на поверхность и доставили к шоссе. Где его ждала скорая, но Рамон.

Упирался руками и ногами. Он плакал и кричал. А потом бросился к обрыву, упав по дороге. Он требовал, чтобы подняли и его пса.

Рыжего. Плакал Рамон. Такого старого, с седой шерстью. Он отталкивал санитаров и альпинистов. И успокоился только тогда. Когда один из санитаров уверил его, что пёс рядом с ним. Ромон лёг на кушетку и заснул после обезболивающего и успокаивающего укола. А когда пришел в себя, то.

Над ним стояло несколько врачей и полицейских. Они просили его рассказать, как ему удалось выжить. И выслушав его рассказы о большой рыжей собаке. Один из них. Психиатр. Ответил.

-Рамон. Рамон. Послушай меня внимательно. Не было никакой собаки с тобой. Ты шел по ущелью один. У нас есть сьёмка с вертолёта. И как только тебе станет лучше. Мы обязательно дадим тебе её.

Рамон не верил. И не успокоился, пока ему не показали эту видео запись. Он внимательно смотрел, но. Пса нигде не было. И тогда Рамон решил, что пёс всё же был. Просто спрятался. Он не верил докторам и когда.

Его выписали. Он несмотря не видео и рассказы пилота вертолёта. Нанял поисковую группу из альпинистов и неделями обыскивал ущелье. Надеясь найти своего пса. Он не нашел его. А когда миновал последний день поисков. И группа, поднявшись на вершину ущелья. Уехала, оставив Рамона наедине с его роллс-ройсом из кустов.

Выбежала большая светло –серая худая собака и Рамон.

Схватил пса за голову и прижал к себе. Он упал на колени и произнёс благодарственную молитву. Благодаря Создателя за то, что он вернул ему его пса. А большая собака. Была страшно удивлена такому отношению. Она надеялась на кусочек хлеба. И никак не рассчитывала на такие ласки. Через полчаса, Рамон нёсся с бешеной скоростью по направлению к своему поместью. Рядом сидел.

Большой, грязный, светло-серый пёс и слушал. А Рамон. Говорил, говорил, говорил… Он ворковал и время от времени. Прижимал к себе голову собаки и целовал её в нос. А приехав домой. Он набрал номер телефона. Мерседес дэ Боро и сбиваясь, начал объяснять ей. Что не знает, как кормить и купать собаку.

Было три часа ночи. И может, именно поэтому. Мерседес не послала его к черту. Она выслушала сбивчивые объяснения Рамона и сказала.

— Чтоб тебя, Рамон. Я не понимаю, что ты говоришь. Какая ещё собака? С каких это пор ты полюбил животных? Ты и людей-то ненавидишь. Всех без разбору.

Но Рамон стал уверять её. Что он ничего не просит для себя, а только просит помочь ему немного с собакой.

-Если я приеду и окажется. Что никакой собаки нет, то берегись. Пообещала Мерседес. Она была заинтригована. Рамон и собака? Это же нонсенс, но.

Собака была. И её до утра мыли, расчесывали, вытирали, кормили и ласкали, а Мерседес.

Смотрела на Рамона украдкой и не понимала. Откуда взялся этот совершенно незнакомый ей человек? Иногда ей казалось, что это совершенно другой мужчина, просто лицо, хотя. Нет.

И лицо было другое. Выражение изменилось. Исчезла ненависть и презрительное выражение, а уголки губ. Поднялись вверх.

Теперь Мерседес дэ Боро и Рамон дэ Мерседес дэ Куэлья. Живут вместе. Уже давно. И никто. Не вспоминает о мерзавце и негодяе Рамоне. Потому что, тот умер… А родился, другой Рамон. Которого обожают на работе. Потому что, все свои деньги от прибыли, он тратит на работников. И начинает день с обхода всей фирму в головном здании. Он должен постоять, поболтать, покурить и посмеяться. А опаздывающих он хлопает по спине и смеётся. Никто больше не боится его, а дома.

В поместье. Теперь полно прислуги, которой Рамон платит в два раза больше, чем в других местах и относится к ним. С уважением. И всегда улыбается им.

Большая толстая, светло-коричневая собака, любимица всей семьи. И особенно, двух маленьких девочек. Которых Рамон и Мерседес обожают. И которые вьют из родителей верёвки, но Рамон их учит самому главному. Уважению к окружающим людям.

Это. Говорит он. Самое главное в жизни. Относитесь к людям так, как вы хотите, чтобы относились к вам. А кроме того.

У них ещё два кота и много всякой маленькой живности. И девочки счастливы.

А в церкви Рамону всегда рады. И священник иногда рассказывает своей пастве его историю. И люди оборачиваются на Рамона. И ждут его у выхода из церкви. Они жмут ему руки и говорят одобряющие слова. И он улыбается.

Вот я и думаю. Неужели, для того, чтобы стать человеком. Надо было упасть в ущелье и сломать ногу? Испытать страх смерти, обречённость, потерять всякую надежду и ещё.

Кто был тот рыжий пёс с седыми волосами в шерсти? Кто же он? И был ли он действительно.

Никогда не узнать этого. И иногда вечерами Рамон дэ Мерседес дэ Куэлья. Задумывается и пытается дать ответы на эти вопросы.

Пока, безрезультатно.

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

Наш канал на Яндекс Дзен

Поделитесь этой статьей с друзьями

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.